Документы эпохи

Симодский договор

чт, 01/28/2016 - 17:15 -- Вячеслав Румянцев

Синодский договор 1855 г. Русско-японский договор о дружбе, торговле и границах был подписан вице-адмиралом Е. В. Путятиным и уполномоченными Японии 7 февраля 1855 г.

Первое дипломатическое соглашение между Россией и Японией состояло из 9-ти статей. Главной идеей договора было установление "постоянного мира и искренней дружбы между Россией и Японией". Для русских в Японии вводилась, по существу, консульская юрисдикция. Курильские острова к северу от о. Итуруп объявлялись владениями России, а Сахалин продолжал оставаться как совместное, нераздельное владение двух стран. Это последнее обстоятельство было более выгодно для России, продолжавшей активную колонизацию Сахалина (Япония в то время не имела такой возможности из-за отсутствия флота). Позже Япония начала усиленно заселять территорию острова и вопрос о нем начал приобретать все более острый и спорный характер.

Для русских кораблей были открыты также порты Симода, Хакодатэ, Нагасаки. Россия получала режим наибольшего благоприятствования в торговле и право открыть консульства в указанных портах.

Лондонский договор от 10 апреля 1854 г.

чт, 11/13/2014 - 15:45 -- Вячеслав Румянцев

ЛОНДОНСКИЙ ДОГОВОР 1854 г. подписан 10 апреля в Лондоне между Великобританией и Францией о союзе и помощи Турции во время Крымской войны 1853—1856 гг.

Договор дополнил Константинопольский союзный договор 1854 г. Англия и Франция обязались послать в помощь Турции войска, необходимое количество которых устанавливалось в дополнительном соглашении. Предусматривалось согласовывать все свои действия и не вступать в сепаратные переговоры с Россией.

Первая мировая война

пт, 08/01/2014 - 10:39 -- Вячеслав Румянцев

Существуют различные мнения о причине I мировой войны. Так, русский философ Л. Карсавин отрицал саму постановку проблемы причинности I мировой войны как ненаучную. Швейцарский психолог К. Юнг считал, что с момента начала войны мир пребывает в состоянии шизофрении.

Григорьев Ап. Офелия. Одно из воспоминаний Виталина

вт, 05/06/2014 - 14:32 -- Вячеслав Румянцев

     Make up my sum…[46]*

…Душа женщины, жизнь женщины — водяная влага, бездна без образов, до тех пор, пока зиждительный дух мужчины не повеет на нее. Душа женщины, натура женщины глубока и бездонна, как бездна, но и темна, как бездна, пока не осветит ее свет любви мужчины. Душа женщины, глаза женщины — зеркало, в котором отражается воля мужчины, в котором может успокоиться его беспокойный пламень в блаженстве самосозерцания… Темна моя теория, читатели, не правда ли? что же делать? она соответствует предмету… Скажу вам еще более… Женщина — те же мы сами, наше я, но отделившееся для того, чтобы наше я могло любить себя, могло смотреть в себя, могло видеть себя и могло страдать до часа слияния бытия и тени, жизни и смерти.  По крайней мере, из моей теории ясно одно только, что мы таковы, каковы мы теперь, можем любить только тех женщин, в которых мы отражаемся…

Щепкина А.В. Воспоминания. В доме и семье Станкевичей.

сб, 06/08/2013 - 23:08 -- Вячеслав Румянцев

Вспоминая все давно пережитое, все, что было мило и дорого в прошлом, можно увлечься и много говорить о том, что интересовало нас лично,— но, может быть, не привлечет читателей мемуаров. В воспоминаниях, однако, сохраняется живой очерк старого семейного быта и нравов общества в прошлом. Вот в чем может заключаться значение таких мемуаров для читателя.

Раннее детство обыкновенно помнится в каком-то тумане. Оно не вспоминается изо дня в день, и памятны дни только чем-нибудь отмеченные.

Семья Станкевичей была многочисленна, и мне, меньшой из четырех дочерей, досталось вырастать в большом обществе трех старших сестер и пяти братьев, из которых двое были младше меня. Сестры были старше меня на несколько лет, только с одною были мы близки по возрасту и были неразлучны.

Берг Н.В. Записки.

сб, 06/08/2013 - 22:52 -- Вячеслав Румянцев

...В 1848 году я был приглашен одним семейством в качестве преподавателя русского языка и словесности к их дочери, которую известный санскритолог К. А. Коссович учил классическим языкам. Я описал этот эпизод моей жизни в особой статье, под названием «К. А. Коссович» — вскоре после того, как этого замечательного и почтенного человека не стало. Близ того же времени я определился на службу, при помощи моего друга, С. П.

Ахшарумов Д. Д. Записки петрашевца.

пт, 06/07/2013 - 13:02 -- Вячеслав Румянцев

Жизнь моя текла мирно и покойно до двадцатипятилетнего возраста, когда я был в один день по обстоятельствам, почти от меня не зависевшим, лишен свободы и заключен безвыходно в одинокое жилище, отделенное изнутри толстою, окованною железом дверью и снаружи железною решеткою у окна. Это было в Петербурге в 1849 г., в конце апреля, когда начинали зеленеть деревья. Я помню этот день: поздно вечером стемнело, я ехал от Цепного моста в карете, не зная, куда меня везут. Мосты на Неве были разведены, и объезд был долгий. Я был в легкой одежде теплого весеннего дня, и мне было свежо, жутко и тяжело на душе. После продолжительной езды через Васильевский остров, Тучков мост и Петербургскую сторону карета въехала в крепость и остановилась...

Барятинскии В.И. Из воспоминаний.

чт, 06/06/2013 - 20:44 -- Вячеслав Румянцев

В 1852 г., командуя в Севастополе шестнадцати-пушечным бригом «Эней», я по болезни испросил себе непродолжительный отпуск летом на Кавказские минеральные воды. Поехал я в своем дормезе сухим путем на Керчь (пароходного сообщения срочного по Черному морю тогда не было). Из Керчи я переправился на пароходе в Тамань, потом, землею донских казаков, на Ставрополь в Пятигорск. Там, с поступления Кавказа под управление князя Воронцова, было устроено более или менее удобное заведение минеральных вод, были выведены большие крытые галереи для пользующихся водами и было немало порядочных докторов. Оттуда меня вскоре отправили в Кисловодск, где находился знаменитый источник Нарзан. Местоположение Кисловодска весьма красивое, воздух чистый и живительный, и долина изобилует горными ручьями и прекрасною растительностью...

Эвальд А.В. Воспоминания.

чт, 06/06/2013 - 15:56 -- Вячеслав Румянцев

...В числе преподавателей, оставивших некоторый след в моей памяти, были Паукер (недавно умерший министр путей сообщения) и Остроградский, в свое время европейски известный математик. Паукер уже и в то время имел совершенно седые, серебристые волоса на голове и усах, несмотря на то, что ему было около тридцати лет. Бледное, без малейшей кровинки, сухое лицо, при седых волосах, придавало его наружности совершенно мертвый вид, и только выразительные черные глаза говорили, что этот человек живет еще. По своему характеру Паукер был тоже какой-то мертвый человек, решительно ничем невозмутимый. Придет, бывало, в класс и молча ждет, пока мы усядемся и водворим тишину. Тогда он начинает лекцию аналитики глухим, беззвучным голосом, требовавшим большого напряжения, чтобы слушать. Чуть кто-нибудь зашевелится и зашумит, Паукер ни слова не скажет, не сделает ни малейшего замечания, но молча ждет, чтобы шум прекратился, и тогда продолжает снова. Его лекция наводила страшную тоску, а самого его мы боялись больше, чем кого бы то ни было...

Ковалевский П. М. Встречи на жизненном пути.

чт, 06/06/2013 - 14:01 -- Вячеслав Румянцев

Люди известные, или выходящие из ряда обыкновенных, представляются большею частию не так, как обыкновенные; они сами себя, и их другие иначе не показывают, как с высоты подножия и в праздничном убранстве. От этого получается такое впечатление, как будто все они одним миром мазаны. Подойти к ним поближе, когда они стоят просто, и на полу, как все (а стоят они совершенно так же, как все, и на полу), по-будничному одетые, не показывая себя и даже не подозревая, что на них смотрят,— было бы занимательнее. Во-первых, люди необыкновенные сделаются более похожими на людей, а во-вторых, вблизи лучше видно, что не все то золото, что блестит, как и не все черно, что не представляется белым. Я имею доброе намерение — подходить к людям поближе и рассматривать их попристальнее, хотя и не скрываю от себя, что намерение мое, оставаясь добрым, может оказаться недостигнутым...

Страницы

Subscribe to Лента главной страницы